Греков А.У.,

кандидат искусствоведения,

заслуженный деятель искусств РФ,

член-корреспондент РАХ,

академик МАКИ,

лауреат Премии Правительства РФ,

заведующий отделом НИИ РАХ,

оргсекретарь ВТОО «СХР»,

главный редактор журнала «Художник»

и газеты «Художник России»

Народное искусство Юга России: многообразие этносов

Настоящая вторая выставка знакового проекта «Радуга Юга» – событие поистине всероссийского масштаба. Её экспозиции и приуроченная к ней научно-практическая конференция, призваны обратить внимание зрителей на это своеобразное явление в Российском изобразительном искусстве. Поддержанный грантом Министерства культуры РФ и Российского Фонда культуры, этот проект воплотил и представил всё то лучшее, чем славно искусство Северо-Кавказского и Южного Федерального округов.

История выставок этого проекта уходит своими корнями в недалёкое прошлое – в 2017 г., когда в Железноводске состоялась первая подобная экспозиция, сопровождавшаяся представительной научной конференцией, где обсуждались актуальные проблемы российского искусства и, в первую очередь, пейзажной живописи.

Вторая межрегиональная выставка народного искусства на Северном Кавказе, устроена в Пятигорске, чтобы поднять престиж этого уникального вида отечественной культуры в замечательных регионах нашей страны, какими являются республики, края и области Юга и Северного Кавказа России, чтобы почувствовать всю полноту и мощь этого творчества, произведения которого не всегда доходят до Центра нашей страны и не столь полно как здесь представляются на всероссийских выставках в Москве.

Однако внимание выставочного проекта специфически концентрируется на произведениях живописи, в основном пейзажной, что оставляет за её рамками не только графическое искусство и скульптуру, но и искусство народное. Восполнить этот пробел призвано настоящая работа.

Союз художников России, Творческая комиссия по народному искусству Секретариата СХР прилагают много усилий, чтобы способствовать поддержке и развитию творчества народных мастеров России.

          Русскому народному искусству как искусству титульной нации посвящена обширная научная и научно-популярная литература, но ещё недостаточно внимания уделяется многообразным российским этносам, которых ныне насчитывается более 190 и в число которых входят не толькокоренные малые и автохтонные народы страны. Русские составляют более 80% населения, но более 19% это представители других народов и народностей. Эта статистика держится довольно долго, что позволяет говорить, что Россия – единственная страна СНГ, где доля титульной нации не возрастает. Но кроме неё на территории России проживают ещё 194 этноса, имеющие свою историю и культуру, своё аутентичное народное искусство. Многообразно их присутствие на юге России. Это чеченцы, аварцы, даргинцы, осетины, кумыки, карачаевцы, лезгины, ингуши, лакцы, балгарцы, ногайцы, черкесы, кайтагцы и др.

          Нас интересует прежде всего каково отношение к народному искусству в регионах, краях и республиках, где бытуют этносы, каковы тенденции самого народного искусства на местах, как идёт процесс сохранения и поддержания традиций.

В этом смысле наиболее всего на Юге России показателен положительный пример Республики Дагестан, где к народному искусству сегодня относятся как к важнейшему фактору национальной идентичности.

В связи со сложными социальными процессами, которые проходят в российском обществе значение народного искусства, по сей день сохраняющего творческие традиции древности, все больше актуализируется. Важно, что в ряде традиционных мест бытования НХП поняли, что веками формировавшееся народное традиционное искусство является частью национального достояния народа, и люди призваны бережно сохранять и приумножать все достижения предшествующих поколений и продолжать их прогрессивные традиции.

В условиях современной российской действительности сохранение самобытного национального искусства разных народов становится одним из приоритетных направлений в области культуры и искусства.

Обращение к народным традициям, культуре актуально во все времена. В современном обществе жизнь вызывает у нас острую потребность приобщения к истокам народной культуры, поскольку искусство народных мастеров служит эстетическому и нравственному воспитанию подрастающего поколения.

Для возрождения и сохранения народного искусства в ряде мест сделано немало. Это находит реальное проявление в проведении различных фольклорных праздников и фестивалей, жанровых конкурсов, выставок народного искусства. Вместе с тем эти мероприятия свидетельствуют о высоком уровне развития народного искусства.

Примером является, например, то, что в Дагестане – поистине, заповеднике народных художественных промыслов постоянно проводится большая работа по возрождению и развитию народных художественных промыслов. Здесь горцы издавна занимались различными видами народного искусства. Народы Дагестана создали свою самобытную культуру. Они исстари удивляли предметами искусства, отличающимися изяществом и красотой форм, богатством красок, мастерством художественного исполнения.

Широко известны лакские серебряных дел мастера, кубачинские златокузнецы, лезгинские и табасаранские ковровщицы, керамисты и игрушечницы из лакского аула Балхар, мастера инкрустации деревянных изделий мельхиором и костью аварского аула Унцукуль. Разнообразие культур многонационального Дагестана представляет собой огромное богатство.

Дагестанцы всегда бережно относились к своей культуре, обычаям и традициям. Особенно заметно это проявляется в сохранении и передаче подрастающему поколению лучших традиций, веками сложившихся в таких видах народного искусства, как ковроткачество, ювелирное искусство, керамика, резьба по дереву и камню.

Народное искусство Дагестана занимают в системе ценностей культуры одно из центральных мест, так как произведения его мастеров отражают веками сложившиеся художественные традиции и опыт народа, его мировоззрение, мировосприятие и сохраняют непрерывную связь поколений.

Художественные произведения народных мастеров отличаются многообразием форм и богатством орнаментальных композиций с ярко выраженными стилистическими и национальными чертами искусства народов Дагестана.

В минувшем году здесь в Пятигорске и Железноводске состоялось ещё одно историческое событие – IV всероссийская выставка народного искусства также с обширной научной конференцией, на которой мы внимательно рассмотрели некоторые аспекты народного искусства России, в том числе и её южных областей.

На выставке кроме дагестанцев: ювелиров, ковровщиц, гончаров, были представлены мастера Чечни, которые экспонировали изделия из дерева, глины, а также войлоки, вышивки и художественно оформленное оружие.

Известно, что у чеченцев почти до конца XIX в. была деревянная, гончарная и медная посуда. Уже тогда народные мастера достигли большого совершенства в её изготовлении.

Большим спросом пользовались, например, изделия чеченских гончаров. Эти предметы покрывали глазурью, украшали геометрическим или растительным орнаментом. Чеченская посуда обычно была очень вместительной. Её формы обычно диктовались предназначением. Так, в кувшине с узким горлышком хранили топлёное масло. Кувшин с широким горлышком был необходим для хранения и заквашивания молока. Для воды предназначался сосуд с узким горлом, большой ручкой и широким дном – чтобы удобно было носить его на плече. 

Деревянную посуду точили на станках, которые приводились в движение водой горных рек. Известно, что на изготовление посуды шли прочные породы дерева – дуб и клен. Из дерева делали и различные предметы домашнего обихода: бочки, спицы для колёс, детали повозок, детские люльки, подносы, чашки, ложки.

Традиционная медная посуда: тазы, кружки, чаны, казаны – тоже пришла в современность из XIX в.

Кроме деревянных, медных и гончарных изделий особо популярными были произведения из шерсти и войлока. Войлоки были необходимой частью жизни: их подстилали, ими накрывались, украшали стены, утепляли комнаты.

Чеченские ковры имеют многоцветный орнамент и бахрому синего и красного цвета.

Отдельным видом чеченского искусства является создание бурок. Это и надёжная одежда, и одеяло, и символ горца. Изготовлением бурок в основном занимались женщины, хоть это был и весьма трудоемкий процесс. На работу уходило от восьми дней до месяца. Чеченские бурки, лёгкие, тонкие и тёплые, славились на весь Северный Кавказ.

В равнинных районах Чечни были развиты промыслы плетения из тростника и лозы. Здесь изготовлялись рогожи, циновки, корзины.

Издревле чеченцы славились и как мастера по выделке кож.   В конце XIX в. в Грозном было даже 6 кустарных предприятий этого профиля, которые изготавливали обувь, чехлы для матрасов и тёплую одежду из овчины.

Чеченские ювелирные украшения –  браслеты, бусы, спиральные кольца, перстни, подвески – в древности изготовлялись из бронзы. Позднее к добавились серебряные, в первую очередь, чеченские пуговицы – клинообразные пластинки, застегивавшие одежду от груди до пояса, украшавшие одежду горянок.

В национальной одежде чеченцев отразился и склад жизни нации, и эстетические принципы этноса. Традиционный костюм изготовлялся из местных материалов: овчины, кожи, шерсти.

Основными деталями мужского костюма были бешмет и штаны. Бешмет – тип полукафтана – туго обтягивал фигуру, застегиваясь до пояса на сделанные из шнурка пуговицы-узелки и петли. Он имел высокий стоячий воротник и длинные суживавшиеся к кисти рукава, застегивавшиеся на такие же пуговицы. Ниже талии бешмет расширялся, подчеркивая стройность фигуры.

Штаны слегка сужались книзу и заправлялись в тёплые суконные чулки, закрывавшие ногу от ступни до колена. Под коленями их подвязывали ремешками. Эта одежда в сочетании с легкой мягкой обувью из сафьяна или сыромятной кожи вполне отвечала условиям жизни воина, пастуха, охотника. Традиционный костюм соответствовал и эталону мужской красоты, который подразумевал стройность, подтянутость, широкие плечи, тонкую талию.

Праздничный мужской костюм включал в себя черкеску, которая одевалась поверх бешмета и шилась из лучших сортов сукна.  Покрой черкески совпадал с бешметом, но она застегивалась только у талии и не имела воротника. Прямые и широкие рукава в парадных черкесках спускались ниже кисти. Такие черкески носили с отогнутыми рукавами. Характерной деталью черкески были нашитые по обеим сторонам груди газырницы –  карманы с мелкими отделениями, в которые вкладывали газыри – деревянные трубочки с зарядами для огнестрельного оружия.

К концу XIX в. газырницы утратили своё значение и сохранились в качестве украшения. Черкеску носили застёгнутой и подпоясанной узким поясом, на котором висел кинжал, иногда шашка или пистолет.

Выше мы уже говорили о характерной чеченской одежде – бурке. Она идеальная одежда всадника, защищающая и его, и лошадь от дождя, снега, ветра и жары. При ночлеге она служила подстилкой и одеялом. Головным убором чеченцев была шапка из овчины, скроенная папахой. В дорогу поверх папахи обычно надевался башлык.

Женская одежда обычно подчеркивала возрастные и социальные различия. Все чеченские женщины в XIX в. носили рубаху типа туники с разрезом на груди и маленьким стоячим воротничком, застегивавшимся на пуговицу. Рубаха из хлопка или шелка доходила до щиколоток. Длинные прямые рукава прикрывали кисть руки, а в праздничных рубахах иногда спускались до пола. Под рубаху надевались широкие штаны, внизу собранные в оборку. Чеченка в рубахе и в штанах, дополненных соответствующим возрасту и положению головным убором, могла выходить за пределы дома. Поверх рубахи одевалось платье – распашное до пола, без воротника, с открытой грудью и застежкой у пояса.  Рукав платья был разрезан почти до плеча, спускался ниже кисти руки и закруглялся внизу.

Под платье поверх рубашки носили короткий туго облегающий кафтанчик с узкими рукавами. Он застегивался спереди до пояса, иногда имелся стоячий воротничок.  На кафтанчик обычно нашивали в качестве украшений серебряные застежки – вызолоченные, с бирюзой или цветными стеклами, с гравировкой чернью или филигранью. Форма этих застежек сохранялась без изменений столетиями. Полы и рукава украшали золотым шитьем.

Ещё одно важное украшение женской одежды – пояс. Его надевали поверх платья. Пояс мог быть кожаным или из ткани, но обязательно с большими серебряными пряжками и бляхами. Самыми красивыми и ценными были пояса из серебра. Их вместе с нагрудными застежками передавали по наследству из поколения в поколение.

Головной убор чеченки – платок. Девушки складывали его углом, концы проводили под подбородком и закалывали сзади. Замужняя чеченка носила на голове «чухт» – мешочек, куда вкладывались косы. При выходе из дому и при посторонних «чухт», закрывавший косу, прикрывали платком.

Традиционный костюм чеченцев претерпел немало изменений в XX в. веке, но в селах и сейчас порой можно увидеть женщин в национальной одежде.

Характерно, что жизнь в горах требовала от чеченцев навыков владения оружием, которое зачастую богато украшалось.

Наибольшей популярностью у чеченцев пользовались шашки «гурда», «калдам» и «терс-маймал» (иначе – «волчок»). Очень высоко ценились кинжалы, стоимость которых приравнивалась к цене дома или коня. Крупными центрами по производству клинков были аулы Большие и Малые Атаги.

Рукоятки холодного оружия делали из дерева, рога тура или буйвола. Им придавали чёрный цвет, долговременным втиранием разведенного на масле порошка древесного угля. Со второй половины XIX в. на рукоятки стали чаще использовать и дорогие материалы, такие как слоновая и моржовая кость.  Серебром и золотом украшали также ножны. Некоторые шашки украшали орнаментом на клинке. Мастера могли нанести методом травления имя оружейника, узор, дарственную надпись или изречение из Корана.

Кузнец-оружейник – весьма уважаемая у чеченцев профессия. Это семейное ремесло, секреты которого передавались из поколения в поколение.

Оружие было непременным атрибутом горца. Практическое назначение и красивую форму сочетали и детали пояса. Так, свисающие по бокам кожаные ленты (мот) служили прежде для привязывания коробочек с кремнями, пыжами, смазочным жиром.  Впоследствии они стали украшением пояса.

Чеченское народное искусство по-своему повлияло на интерес русских к местному оружию. В XIX в. русские военные оценили красоту и удобство горского военного снаряжения и переняли его. В черкесках щеголяла знать и на балах и приёмах при дворе. Характерно, что личным конвоем Николая II были горцы в традиционной одежде и воинском снаряжении. Можно вспомнить и печально знаменитого Мартынова, которого Лермонтов неосторожно назвал «горцем с большим кинжалом», что и стало поводом для дуэли.

Мы остановились на двух этносах, но эти примеры можно умножить и продолжить, вспомнив про осетинское серебро современных мастеров, изделия из рогоза кабардинцев, войлоки балкарцев и карачаевцев.

Характерно, что творчество двоих из них, живущих в Кисловодске Амина и Марины Узденовых, – великолепных мастеров по созданию художественных произведений из войлока – связало собой территории двух этносов России и Карачаево-Черкессии.

Таким образом, можно констатировать, что наряду с живописью и другими видами изобразительного искусства народное искусство Юга России обладает мощным творческим потенциалом и продолжает оказывать своё благотворное влияние на развитие национальных культур.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *